ЕЩЁ НОВОСТИ
Загрузка...
ГлавнаяЭкономика › Как «Аэрофлот» теряет деньги

Как «Аэрофлот» теряет деньги

20.03.2018, 11:06

Появилось документальное подтверждение убытков, которые понесла государственная авиакомпания «Аэрофлот» вследствие эмбарго, введенного «по вине и по обращению» ООО «Москва Карго».  


Сумма убытков только от недополученной выгоды - более 78 миллионов рублей за шесть дней. Цитирую Аэрофлот - «Возникли значительные скопления грузов на перроне, задержки выдачи груза, потери, пересортица груза, практически полностью прекратились отправки трансферных грузов».  

78 миллионов - не те деньги, которые даже крупный бизнес может списать на «усушку и утряску». Давайте подумаем, кто же виноват в сложившейся ситуации.  

Конечно, самый простой выход - обвинить «Москва Карго» в непрофессионализме. Можно спросить у компании Lödige, строившей новый грузовой терминал, о причинах его неработоспособности (на мой запрос, направленный по электронной почте, представители компании не ответили), или задать вопрос лицам, управляющим терминалом - в чем причины настолько неэффективного управления? Но мы этого делать не будем. 

Мы зададим вопрос самому «Аэрофлоту» - как компания, которая за несколько дней умудряется сделать вам убыток в размере более миллиона долларов, до сих пор продолжает с вами работать?  

Обратимся к истории. В 2015 году, после покупки грузового терминала «Москва Карго» влиятельными олигархами, «Аэрофлот» объявляет его победителем конкурса на обработку всех своих грузов в базовом аэропорту Шереметьево. Компании дали время, чтобы подготовиться, но ровно через 11 дней после начала работы было объявлено первое эмбарго, по итогам которого «Аэрофлот» насчитал убытков почти на 350 миллионов рублей (хотя отраслевые эксперты предупреждали, что это не полная сумма ущерба). Тем не менее, «Аэрофлот» не поменял подрядчика, хотя такая возможность у него имелась - до 2015 года никаких проблем с обработкой груза национального авиаперевозчика не возникало.  

Кстати, немного отвлекусь - если данные об убытках были и раньше, почему дополнительное соглашение к договору обслуживания, предполагающее механизм компенсаций, появилось только в 2018? Раньше убытки волновали меньше? Откуда такое послабление? 






Итак, первый вопрос - как работала тендерная комиссия, признавшая победителем заведомо неработоспособный склад? Эти люди проявили непрофессионализм? Или, быть может, им подсунули заведомо ошибочное экспертное заключение? Итоговый протокол №31501968423-02, размещенный на портале Госзакупок, лаконичен - рассмотрели, решили, победил сильнейший. Мотивационная часть в таких документах отсутствует. 

Зато присутствует ссылка на (цитирую) «экспертное заключение, утвержденное первым заместителем генерального директора по авиационной безопасности от 26.03.2015г. №111.03/2832». Лично у меня тут же возникает вопрос - какое отношение в принципе может иметь первый зам генерального по авиационной безопасности к выбору контрагента по грузоперевозкам - вопросу, лежащему исключительно в коммерческой плоскости? 

Данную должность на момент тендера занимал (и занимает сейчас) Антонов Владимир Николаевич, военный, выпускник Московского института инженеров железнодорожного транспорта. Информационные базы вроде СПАРКа и «Контур-Фокуса» говорят, что данное лицо предположительно является акционером компании «Шереметьево Безопасность», которой также владеет кипрская «TPS Avia», которой в свою очередь на момент конкурса напрямую принадлежала «Москва Карго» (а сейчас принадлежит большая часть всего аэропорта, вместе с грузовой компанией). Выводы делайте сами. 

Второй вопрос - почему спустя три года «Аэрофлот» методично продолжает бить себя граблями по лбу, отказываясь поступать как все остальные авиакомпании - разрешать передачу груза выбранной клиентом компании - и упорно продолжает нести убытки? 

Третий вопрос - простительно ли настолько неэффективное управление в компании, основным владельцем которой является государство? Известно ли главному акционеру об этой странной форме благотворительности к неэффективным компаниям за счет налогоплательщиков и клиентов? 

Вопрос четвертый - коллапс каких масштабов должен произойти, чтобы менеджмент «Аэрофлота» понял, что в бизнесе эффективность важнее дружбы?  

Вы что, не знали, чем закончится этот тендер? Знали. К примеру господин Ивлиев - работник «Аэрофлота» - на пресс-конференции, посвященной переходу грузопотока, признавал, что предыдущий опыт взаимодействия с грузовым оператором (тогда он еще назывался «Аэропорт Москва») был не самым успешным. Рассчитывали на обещания, красивые слова и яркие презентации? Увы - ошиблись. 

Можно сколько угодно верить красивым словам и быть доверчивым человеком, но эти прекрасные в быту личностные качества плохо подходят топ-менеджменту крупнейшей государственной компании. 

Сколько же на самом деле составили убытки? Сложно сказать. Шесть дней - на самом деле неполная дата, ограничения по ряду направлений действуют до сих пор. Указанная сумма включает в себя только упущенные возможности «Аэрофлота» - сколько в теории можно было заработать за эти дни без эмбарго. Однако в нем нет ни слова о таких вещах, как потерянные, испорченные и украденные грузы - на эти факторы жаловались в соцсетях получатели, а ведь основной поток клиентов - юридические лица, которые в «Фейсбук» о таких вещах не пишут. 

Просто как пример - пост в социальной сети «Вконтакте», где представитель одной из фирм говорит, что в Шереметьево методически воруют «Айфоны», вычисляя их по lithium ion-лейблам на коробках. Только у этой компании украли 120 «Айфонов», которые потом активировали в разных городах России. Повторюсь - это лишь один из клиентов. 

Люди, которые следят за этой темой, наверняка помнят фотографии грузов, укрытых снегом, брошенных на перроне - там не могло быть ничего не испорчено. Все это также суммой в 78 миллионов не учитывается. Более того - соглашение подразумевает компенсации за февральское эмбарго - но это так называемый «низкий» сезон, когда грузопоток становится значительно меньше. Незадолго до этого, в декабре 2017 было другое эмбарго - в самое «горячее» время, когда нагрузка на грузовую отрасль возрастает многократно. Например, за декабрь 2017 года «Шереметьево» перевез 27,5 тысяч тонн груза, а за январь 2017 - 18,4 тысячи. Значит и убытки от декабрьского эмбарго будут выше февральских, причем значительно. 

Если бы можно было достать точные цифры! Но даже имеющиеся впечатляют. 350 миллионов в самом начале сотрудничества, 78 миллионов только за шесть дней февральского коллапса, еще больше - за декабрьский, и это только недополученная выгода. Прибавляем сюда порчу груза, ошибочный засыл, нарушения таможенного законодательства, задержки в обслуживании воздушных судов. Не забываем про репутационные потери, добавляем убытки, нанесенные клиентам (недоставленный вовремя срочный груз, к примеру, может привести к простою целого завода - такие случаи бывали)… Я совершенно не удивлюсь, если сумма реального ущерба, нанесенного «Москва Карго» «Аэрофлоту» и его грузоклиентуре за три года составит более миллиарда рублей.  

А вы спрашиваете - откуда взялся кризис и почему авиабилеты такие дорогие...


 
Федор Лихолетов


Источники:

Про убытки
О грузовом бизнесе


Accelerated with Web Optimizer