ЕЩЁ НОВОСТИ
Загрузка...
ГлавнаяЭкономика › Триллер провальной спецоперации «Ростеха» или об истинных ликах предателей России в деле турбин Siemens

Триллер провальной спецоперации «Ростеха» или об истинных ликах предателей России в деле турбин Siemens

26.07.2017, 10:32

Немецкий концерн Siemens на фоне скандала с поставками парогазовых турбин в Крым вопреки европейским санкциям объявил о пересмотре отношений с российскими компаниями и отзыве своих лицензий. На этом фоне приоритетным является вопрос - как проходила российская «спецоперация» по переброске западной техники на полуостров и почему она провалилась? 


Задание президента 

Российские электростанции больше не смогут рассчитывать на технологии немецкого концерна Siemens. Его руководство решило разорвать лицензионные соглашения с отечественными клиентами и выйти из одного совместного предприятия. Причиной послужила история с отправкой оборудования компании в Крым в обход экономических санкций Евросоюза. О спецоперации, провал которой усилит критическую потребность России в западных технологиях и надежнее перекроет к ним доступ, было известно как минимум с июня 2015 года. 

Но началось все в августе 2014-го, когда президент Владимир Путин встретился с давним приятелем по рабочему вопросу. Сразу после присоединения Крыма Россия столкнулась с двумя очевидными обстоятельствами. Во-первых, полуостров не имеет сухопутной границы с Россией и недоступен для наземного транспорта в объезд украинской территории. Во-вторых, Крым входит в энергетическую систему Украины и не может в должной степени существовать от нее автономно. Отстраивать необходимую инфраструктуру – мост через Керченский пролив и ТЭС в Севастополе и Симферополе – Путин поручил ближайшим соратникам: главному подрядчику «Газпрома», предпринимателю Аркадию Ротенбергу и председателю правления «Ростехнологий» Сергею Чемезову. 

Итогом разговора президента с Чемезовым стало задание строить объекты, но средств на постройку ни у государства, ни у госкомпании на тот момент не было. Когда же в июне 2015 года вице-премьер Дмитрий Козак, курирующий Крым, выбил из бюджета 25 млрд руб., проект из-за падения цен на нефть и девальвации рубля успел подорожать с 45 до 70 млрд руб. 

Понимая риски попасть под санкции и отсылая к макроэкономической нестабильности, госбанки выставляли ставки по кредитам не ниже 20% годовых. Однако власти нашли выход, которым они пользуются все чаще: профинансировать недостающие инвестиции за счет тарифов на электроэнергию для российских потребителей, проживающих в европейской части страны и за Уралом. 

Решив денежный вопрос, бюрократы столкнулись с технологической блокадой полуострова со стороны Запада. Но российское руководство очень надеялось на прагматичность иностранных партнеров, особенно немецких, с которыми были выстроены крепкие связи. Да и они, в свою очередь, призывали к отмене санкций, провозглашали приверженность формуле «business as usual» и рассчитывали на скорое исчерпание геополитического конфликта и возвращение на круги своя. 

Концерн Siemens оказался единственной компанией, которая в рамках совместного предприятия с ОАО «Силовые машины» Алексея Мордашова – «Сименс технологии газовых турбин» (СТГТ) производила в России парогазовые турбины. Также концерн владел 45,7% акций в компании «Интеравтоматика», занимающейся монтажом и установкой производимых турбин. 

Прикрытие в Тамани 

В деловой прессе часто отмечали интерес Чемезова к активам Мордашова, но закупка турбин для Крыма прошла без передела собственности. Корпорация «Ростех» создала «дочку» АО «ВО «Технопромэкспорт», которая объявила о строительстве электростанции в Краснодарском крае, а именно в Тамани – отправной точки в Крым, в том числе для временного энергомоста. Тогда же источники на федеральном уровне организовали «слив» касательно того, что четыре заказанные у СТГТ турбины SGT5-2000E мощностью 165 МВт каждая и общей стоимостью 4,2 млрд руб. на самом деле предназначаются для ТЭС в Крыму, которые возводились с сентября 2015 года. 

Однако информация не произвела эффекта разорвавшейся бомбы и спецоперация с прикрытием в Тамани, где никаких следов стройки обнаружить не удалось, продолжилась в штатном режиме. 

Следующий акт был отсрочен до сентября 2016 года, когда Евросоюз неожиданно распространил санкции на «Технопромэкспорт». Угроза нарастала, и нервы у немцев сдавали: в октябре 2016 года первый блок турбин был поставлен в Краснодарский край, но в СТГТ на опасениях, что их перебросят в Крым, отказались высылать второй блок. 

«Ростех» привлек к разрешению спорной ситуации МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти. В ноябре корпорация потребовала вернуть деньги, заплаченные по контракту на поставку оборудования для таманской ТЭС и, в конце концов, выставила турбины на продажу. При этом кому и куда они были перепроданы, не уточнялось – их след безнадежно терялся. Правда, не получил разъяснения и другой контракт – с «Интеравтоматикой», который Чемезов заключил для монтажа блоков турбин с последующим вводом в строй. 

Тем не менее, осенние волнения улеглись, в том числе благодаря вмешательству Владимира Путина, который пообещал вице-канцлеру ФРГ Зигмару Габриэлю, что оборудование не попадет в Крым. И в марте 2017 года дорогостоящие турбины уже находилось в разобранном виде в Тамани. Решающий момент настал 5 июля, когда источники агентства Reuters сообщили о прибытии двух турбин компании Siemens с Таманского полуострова в Севастополь. Концерн угодил в давно расставленный капкан. 

 Козел отпущения 

В Siemens ознакомились с доказательствами и заявили, что их перевезли «против воли» компании. Впрочем, пойманным за руку предпринимателям трудно верить на слово: президент Siemens в России Дитрих Меллер до этого заверял, что в контракте на поставку техники заложены все условия, чтобы она пошла именно на таманскую электростанцию, а не использовались для энергообеспечения Крыма. Но зачем строить новую станцию в Тамани, если не для питания крымского энергомоста? Более того, географическое расположение несуществующей станции, которую придумали как прикрытие, прямо диктовало такое применение. Вряд ли в немецком концерне ничего не знали и ни о чем не подозревали. 

Козлом отпущения решено было сделать гендиректора «Сименс технологии газовых турбин», в котором Siemens принадлежит 65%. Сотрудники ФСБ задержали Романа Филиппова 13 июля по подозрению в разглашении гостайны третьим лицам. Другими словами, следователи полагали, что он предупреждал или отговаривал представителей концерна от контракта с «Ростехом», мотивируя это тем, что есть риск нарушить санкционный режим. В таком случае сама операция по доставке турбин в Крым проходила под грифом «секретно» и, по-видимому, причислялась к гостайне. 

Между тем, напрямую шумиху в западной прессе и резонансное задержание, а также обыски в квартире у Филиппова не связывали. После допроса гендиректора СТГТ выпустили под подписку о невыезде, затем быстро переквалифицировали обвинение с разглашения гостайны на халатность. Еще через время Филиппова вывели из числа фигурантов – в деле, которое вели сотрудники службы контрразведки на объектах промышленности, он перестал быть не только обвиняемым, но даже свидетелем. Таким образом, фигурантов в нем не оказалось вовсе. Но Филиппов, близкий Алексею Мордашову человек, лишился доступа к гостайне и должен был уйти – через неделю его отправили в отставку, сменив на Юрия Петреня. 

Несмотря на это в воздухе по-прежнему висит вопрос – кто сдал схему и спецоперацию в целом? У людей из «Ростеха» и Сергея Чемезова лично, ответственного за ТЭС в Крыму, появилось еще больше оснований криво поглядывать в сторону непатриотичного миллиардера Мордашова и его окружения. Однако они, с одной стороны, оценили степень влиятельности Мордашова, за сутки замявшего дело о госизмене, а с другой – поняли, что сейчас не время раздувать скандал с Siemens, чтобы не было прямой связи и «клиент» окончательно не сорвался с крючка. 

Оглушительные последствия 

В свою очередь, концерн Siemens взвесил все «за» и «против» и подал иск к «Технопромэкспорту» и СГТГ в Арбитражный суд Москвы с требованием признать сделку по турбинам недействительной. Но мало кого убедило это действие – иск был подан не в международный суд, а в российский, с сомнительной репутацией. Кроме того, выяснилось, что иск будет рассмотрен лишь в конце августа, а «Технопромэкспорт» экстренно ликвидируют, чтобы не отвечать на претензии и не возвращать оборудование. 

Глава Минпромторга России Денис Мантуров заверял, что серьезных последствий для Siemens не должно быть. Но в Германии концерн планируют наказать по всей строгости закона, поскольку на политическом уровне он выбил у противников ужесточения антироссийских санкций почву из-под ног и дал дополнительные аргументы в пользу отказа от сотрудничества с Россией – право, которое отстаивали деловые круги Германии. Также Siemens оказался под угрозой санкций США, где у компании бизнес гораздо крупнее, чем в России – порядка 50 компаний. 

В этих обстоятельствах концерн объявил о выходе из совместного предприятия «Интеравтоматика», прекращении поставок оборудования для госзаказа в России и разрыве лицензионных соглашений (а это в том числе программное и сервисное обслуживание 18 работающих в России турбин). Изначальные планы «Ростеха» получили сокрушительный удар: в разобранном виде турбины в Крыму не более чем груда металлолома. Придуманная уловка, что собранное по частям «Интеравтоматикой» оборудование перестает быть импортным и получает российский сертификат, уже не сработает – Siemens через суд собирается добиваться запрета на монтаж турбин. 

Вероятно, с новым поворотом сюжета шпионского триллера «Ростех» будет искать по миру иностранных специалистов, которые знают программные коды турбин немецкого концерна и смогут за хорошее вознаграждение на условиях инкогнито собрать их и произвести запуск в Крыму. Но в любом случае техника прослужит меньше положенного срока – детали придется каждый раз искать на «черном рынке», устраивая сложноустроенные схемы. Правда, теперь это касается не только Крыма, но и объектов по всей России. 

В свете этого необходимо обратиться еще раз к Филиппову. Не исключено, что именно он мог отговаривать партнеров от сделки, понимая, к каким результатам она приведет. И теперь, когда известны последствия, и когда вся Россия лишилась возможности приобретать современные парогазовые турбины и прочие передовые иностранные технологии в области электроэнергетики, стоит задать вопрос: предатель ли тот, кто пытался сорвать сделку и сохранить доступ страны к критическим важным технологиям или истинными предателями в историю войдут те, кто обманом и подкупом осложнил будущее миллионов людей? История рассудит.


 
Александр Мельников


Accelerated with Web Optimizer