ЕЩЁ НОВОСТИ
Загрузка...
ГлавнаяЭкономика › Космический Центр имени Хруничева на грани разорения

Космический Центр имени Хруничева на грани разорения

17.07.2018, 14:14

Российский государственный космический научно-производственный Центр имени М.В. Хруничева – одно из ключевых предприятий российской космической промышленности находится на грани разорения. 


Отметим, что на данном предприятии производили модули Международной космической станции и малые космические аппараты, но главная специализация предприятия – тяжелые ракеты-носители серий «Протон» и «Ангара». Именно с помощью «Протонов» Россия запускает спутники на высокие геостационарные орбиты, но спрос на такие пуски не настолько высок, чтобы поддержать огромное предприятие на плаву (сейчас на заводе работают более 4000 сотрудников, к 2025 году должно остаться только около полутора тысяч). 

В начале июля работники завода им. Хруничева, важнейшего предприятия российской космической отрасли, планировали провести встречу, посвященную предстоящим массовым сокращениям и возможной ликвидации завода. Полиция успела пресечь ее еще до начала. 

«Правоохранители категорически потребовали начавших собираться рабочих разойтись. Силы правоохранителей были превосходящими – рабочие разошлись», – рассказал СМИ журналист Александр Зимбовский, присутствовавший на встрече. Задержанных по итогам так и не состоявшейся встречи не было. Сокращения связаны с бедственным положением предприятия – основного производителя тяжелых ракет. 

«С тяжелыми ракетами у нас сложная ситуация», – говорит независимый космический эксперт и популяризатор космоса Виталий Егоров. 

И действительно, в последнее время Центр Хруничева стал ассоциироваться с космическими авариями: череда неудачных космических запусков, в которых участвуют изделия завода, тянется с 2010 года. Одна из самых первых аварий произошла 5 декабря 2010 года. 

Тогда ракета-носитель «Протон-М» должна была вывести на орбиту три спутника российской спутниковой системы навигации ГЛОНАСС, но из-за неправильной заправки топливом разгонного блока запуск прошел неудачно и спутники упали в Тихий океан. Ущерб составил 2,5 млрд рублей, не считая стоимости самой ракеты. 18 августа 2011 года ракета «Протон-М» опять же по причине неисправности разгонного блока не смогла вывести на нужную орбиту аппарат связи, который мог бы стать самым мощным спутником в Европе. В августе 2012 года очередной запуск потерпел неудачу. Ущерб составил от 5 до 6 млрд руб. Следующее крушение ракеты-носителя «Протона-М» произошло 2 июня 2013 года, причем авария попала в прямой эфир телеканала «Россия-24». Тогда убытки составили 4,4 млрд рублей. Неудачные запуски были в мае 2014-го и в мае 2015 годов – опять же, вероятнее всего, по вине ракет. 



Крушение «Протона-М» в июле 2013 года

Аварии «Протонов» повлекли за собой судебные иски. В частности, за неудачный пуск 2013 года Минобороны взыскало с Центра Хруничева 1,8 млрд рублей, а головное предприятие, «Роскосмос», еще 3,2 млрд. И это далеко не единственные иски против завода. Так уже в этом году арбитражный суд города Москвы обязал завод Хруничева выплатить 578 млн рублей «Роскосмосу» в качестве неустойки по государственному контракту от 15 мая 2012 года. 

Штрафы по судебным искам – только небольшая часть экономических проблем Центра имени Хруничева. Еще летом 2014 года финансовое положение предприятия оценивалось как критическое, а 60 процентов оборудования было признано «изношенным морально и физически». Было принято решение начать программу по финансовому оздоровлению: изначально Центр планировал взять у Внешэкономбанка 37,5 млрд рублей до 2025 года, однако банк одобрил кредит лишь на 12,5 млрд рублей сроком погашения два года. Еще 15,9 млрд рублей были выделены из бюджета, на 9,6 млрд рублей кредит выдал Сбербанк, еще один заем в размере 27,1 млрд рублей предприятие получило от “Роскосмоса”. Но и этих денег не хватило – в начале 2018 года Центр имени Хруничева запросил дополнительные 30 млрд рублей. 

Почему предприятию, монопольно производящему в России тяжелые ракеты-носители так сложно выживать? С одной стороны, выводить спутники на геостационарную орбиту нужно и российским военным и коммерческим компаниям. «Газпром» запускает космические системы на спутники и зарабатывает на ретрансляции данных, и ФГУП «Космическая связь» точно так же запускает свои телекоммуникационные спутники, которые позволяют зарабатывать на вещании как на территории России, так и на сопредельные государства; от Минобороны поступает по 1–2 заказа в год, в частности в прошлом году был запущен спутник «Благовест», –приводит примеры Виталий Егоров. С другой стороны, этого оказывается недостаточно: «Ведь чтобы уверенно работать и развиваться, заводу нужно не только производить, но и получать деньги минимум за 10 ракет в год, а завод Хруничева едва производит 5 ракет. Не потому, что не может, просто нет такого количества заказов», – говорит эксперт. 

Теоретически заказы могут поступить из-за границы, так, американская компания OneWeb, которая планирует обеспечить повсеместный интернет-доступ с помощью масштабной спутниковой группировки, в апреле 2018 года заключила с заводом контракт на 11 ракет «Протон-М». Но в перспективе надеяться на подобное сотрудничество сложно, как объясняет Егоров, многие потенциальные иностранные заказчики отвалились, «потому что ушли к Илону Маску в компанию SpaceX и пользуются их услугами. По многим причинам, экономического и технического характера». 



«Протон-М» на стартовой площадке

Можно ли конкурировать с Маском? Виталий Егоров считает, что теоретически – да. «Разрабатывалась ракета «Протон Средний», – объясняет эксперт, – это немного уменьшенная вариация прежнего успешного на рынке «Протона-М». Он мог бы конкурировать с многоразовой ракетой Илона Маска». Впрочем, в нынешнем состоянии Центр имени Хруничева вряд ли способен довести до рынка новую ракету. Сложно сказать, сможет ли повлиять на положение предприятия грядущее объединение в рамках «Роскосмоса», новым руководителем которого назначен Дмитрий Рогозин, и космических и оборонных предприятий. 

«Хотя военная продукция у нас тоже неплохо продается [на экспорт] и, может быть, с ракетами это получилось бы, но тогда бы нам пришлось искать заказчиков не там, где были прежние, и не у тех, кто прежде были хорошими поставщиками, источниками, скажем, денег. Раньше, лет 10 назад, было большое сотрудничество с Соединенными Штатами. Коммерческие компании США заказывали ракеты, и Американское космическое агентство сотрудничало с «Роскосмосом». Если будет движение «Роскосмоса» в сторону милитаризма, то прежние партнеры «отвалятся», а поиск новых – будет задача довольно сложная, и не факт, что «Роскосмос» с ней справится», – заключает Виталий Егоров. 

Разобраться с огромной долговой нагрузкой без государственного вмешательства Центр вряд ли сможет. «Единственный путь – это каким-то государственным решением списать все эти долги, но и это не спасет производство. Все равно тех же самых требуемых десяти пусков в год он не будет обеспечивать, – говорит Виталий Егоров. – Оптимизация производства, сокращение штата, сокращение площадей, то есть снижение накладных расходов, ну и, конечно, повышение заказов», по его мнению, единственный способ спасти завод. 

Чтобы погасить часть долгов, Центр имени Хруничева планирует продать 80% территории предприятия. Как рассказал Радио Свобода журналист Александр Зимбовский, присутствовавший на сорванном собрании рабочих завода, проданная территория будет задействована в программе реновации: «Встает еще один интересный вопрос, как построят жилье на территории, где долго и настойчиво работали сильнодействующей химией», – отмечает Зимбовский. 

Центр имени Хруничева расстается не только с землей. К 2025 году планируется уволить три четверти сотрудников. В настоящее время рабочим завода поступают уведомления об увольнении, некоторым предлагают уйти добровольно, по собственному желанию. Это и послужило поводом для организации так и не состоявшегося собрания коллектива. По словам Зимбовского, рабочие уже планируют свои дальнейшие действия. Вероятно, собрание будет организовано снова. 

Accelerated with Web Optimizer