ЕЩЁ НОВОСТИ
Загрузка...
ГлавнаяОбщество › Борзота, жадность Дениски и прокурорские аншлаги в Свердловской области

Борзота, жадность Дениски и прокурорские аншлаги в Свердловской области

12.07.2017, 13:33

«Во всем виновата жадность Дениски Кокорина», — резюмируют рабочие… 


Все более уродливые и причудливые формы приобретает «российское ручное управление» в регионах многострадальной страны, разделенной на вороватые элиты и бесправные стада работников… 

В ходе данного «ручного управления» решением главы СК РФ Александра Бастрыкина на время служебной проверки отстранен от исполнения служебных обязанностей руководитель СКР по Свердловской области Валерий Задорин. 

«Организована служебная проверка в связи с волокитой, допущенной при расследовании уголовного дела, по факту невыплаты заработной платы работникам ЗАО „Нижнетагильский завод теплоизоляционных изделий“. По данным следствия, задолженность на указанном предприятии образовалась перед 195 работниками в период с апреля 2016 по январь 2017 года», — сообщается в официальном пресс-релизе СК РФ. 

Сотрудники центрального аппарата Следственного комитета выехали в Екатеринбург для проведения проверки. 





Предысторию принимаемых решений рассказывают журналисты портала URA.РУ после знаменательной встречи президента России Владимира Путина с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым, в ходе которой глава государства попенял чиновников региона на задолженности по зарплатам на Нижнетагильском заводе теплоизоляционных изделий. 

После этого оказалось достаточно считаных часов, чтобы рабочие, не видевшие денег с августа 2016-го начали получать долги. «Если бы не прямая линия с президентом, ничего этого бы и не было», — говорят они нам, приехавшим в Нижний Тагил с проверкой, как сработала система. 

С утра в прокуратуре Тагилстроевского района Нижнего Тагила аншлаг. Сюда съехались свердловские министры и силовики. 

«Мы тут до победного. Мы не уедем, пока люди не начнут получать деньги», — объясняет помощник прокурора Свердловской области Марина Канатова. 

Это рвение объяснимо: публично на всю страну Владимир Путин цитировал обращение сотрудников Нижнетагильского завода теплоизоляционных изделий, чей директор заявил: «Пока президент ко мне лично не обратится, зарплату никто не получит». 

«Если это так, то откуда такая борзота, такое хамство по отношению к людям? — отметил президент. — И вы сами на это посмотрите. Но думаю, что, может быть, этого будет недостаточно. Я еще попрошу не местную, а именно Генеральную прокуратуру, чтобы разобрались». 

Для этого разбора все интересанты с раннего утра и собрались на ковер в прокуратуре. «У завода была тяжелая ситуация, — объяснял собравшимся свердловский министр строительства Михаил Волков, в чьей зоне ответственности находится предприятие. — Продукция завода не соответствовала экологическим и экономическим требованиям. Технического перевооружения не производилось. Руководство не нашло возможности для перевооружения. Сейчас изучается вопрос о перепрофилировании площадки завода или ее реализации». 

Завод производил минеральную вату и перлит. Но технология была устаревшей и дорогой, потому на заводе и начались проблемы. Непосредственно перед рабочими долг администрации — около 13,5 млн рублей. Еще около четырех млн — долги по налогам. Также в списке кредиторов завода ПАО «Химпласт», ООО «Национальная коксовая ассоциация». 

Еще на прошлой неделе предприятие было признано банкротом, начата была процедура конкурсного производства. «На предприятии есть станки. Они пока не описаны. Есть оргтехника, которая хранится у приставов. Все это можно реализовать, чтобы расплатиться по долгам», — объясняет пути выхода из кризиса заместитель прокурора Свердловской области Дмитрий Чуличков. 

Впрочем, после того как с самого утра о предприятии стали говорить по всей стране, собственники завода (это два физлица) изыскали почти девять с половиной млн рублей. Из этой суммы почти два с половиной миллиона по сути из собственного кармана «выложил» экс-собственник завода Вячеслав Кокорин. Еще около семи миллионов сегодня должны перечислить от собственника из Челябинска. 

«Я раньше занимался предприятием. Но после того как вышел на пенсию, передал акции своему сыну Денису. А эти деньги — это страховая выплата за сгоревший дом. Они у меня лежали на новое строительство, — объясняет «URA.RU» Кокорин. — В ситуации на заводе нет вины руководства. Наше производство было сезонным. По сути, работали только летом. В зимний период завод простаивал. Кредитовались, чтобы в эти периоды выплачивать зарплату. А что только после просьбы президента завод начнет выплачивать зарплату — я вообще не представляю, кто мог такое сказать. Это уму непостижимо! Сейчас будем искать возможности, как погасить остальные долги». 

Под «конвоем» прокурорских работников Кокорин приходит в отделение банка. Но тут происходит небольшая задержка. «Сына сейчас тут нет. А я сам не могу же зачислить деньги на счет предприятия», — объясняет Вячеслав Кокорин. 

Сотрудники прокуратуры с главой Нижнего Тагила Сергеем Носовым его убеждают: «Кладите деньги. Нужно быстрее начать выплачивать задолженности. Потом разберемся, как это все оформить». Как только деньги оказались на счету завода, приставы по списку работников начали перечисление счастливым обладателям карточных счетов. 

Рабочие же с утра собрались на проходной злополучного предприятия. Их не вызывали на ковер в прокуратуру. У них нет явного лидера, который бы представлял их общие интересы. Предприятие давно закрыто. А сегодня оборудование завода еще и опечатали судебные приставы. Теперь из работников здесь только охранники. 

«Мы из СМИ только узнали, что наш вопрос начал как-то решаться. Слух пошел, что сегодня начнут выдавать деньги», — обсуждают рабочие на крыльце проходной. Среди собравшихся никто не знает, кто именно отправил жалобы на прямую линию с президентом. Но знают, что никогда не занимались сезонной работой: завод не зависел от времени года, работая с полной отдачей положенные смены все 12 месяцев. 

Той самой «борзотой» здесь считают собственника Дениса Кокорина. Хотя рабочие не приписывают ему авторство фразы о выплате зарплаты после просьбы президента. 

«Во всем виновата жадность Дениски Кокорина», — резюмируют рабочие. 

В лучшие годы на заводе трудилось до 300 человек. В 2016-м осталось 170. Александр Макалыгин проработал на предприятии 22 года. Конец деятельности завода застал в должности начальника цеха: «Последний раз нам всем выдали 3400 в августе 2016-го. До этого где-то полгода выдавали так же по три-четыре тысячи. А после августа вообще прекратили. Я думаю, и эти деньги давали, только чтобы народ не разбежался и продолжал работать. Объясняли, что все уходит на электричество, на налоги. Это потом мы узнали, что и за электричество не платили, чтоб деньги уходили налево. В январе меня сократили. В апреле я пытался с завода забрать трудовую, но охрана не пустила. Говорят, электричества нет, пройти не сможешь», — вздыхает Макалыгин. 

Собравшиеся пытаются подсчитать, сколько им задолжал завод. Суммы долгов у всех разные — от 35 до 75 тысяч рублей. 

Всех застает врасплох возглас: «Мне из прокуратуры позвонили. Зовут в банк получать деньги». Все рассаживаются по машинам и разъезжаются. Естественно, о плачевной ситуации на предприятии армии чиновников со всеми региональным правоохранителями было известно и ранее. 

Однако только «путинское ручное управление» заставило региональные элиты (собственников) и правоохранителей предпринять активные действия для погашения долгов...
Accelerated with Web Optimizer