ЕЩЁ НОВОСТИ
Загрузка...

Песня с чужими словами

За что убили главу Российской фонографической ассоциации Вадима Ботнарюка

Кто сказал, что лихие 90-е канули в лету? История борьбы за право собирать и распределять между правообладателями вознаграждение за использование фонограмм свидетельствует: и в 2008-м в ходу такие бандитские методы, как аферы, шантаж, подкуп и убийства.

В кабинете нынешнего генерального директора Российской фонографической ассоциации (РФА) Эрика Вальдеса Мартинеса на стене большой портрет в черной траурной рамке. На фото его предшественник Вадим Ботнарюк, возглавлявший ассоциацию с 2004-го. Вадима убили в январе нынешнего года во дворе дома. Не поздним еще вечером двое неизвестных нанесли несколько страшных ударов по голове металлическими прутьями и скрылись. Ботнарюка отвезли в Боткинскую больницу, где он через несколько дней умер. Убийц ищут, но пока безрезультатно. Говорят: ограбление (нападавшие утащили портфель жертвы).

Нет, они не шутили

В день, когда Вадима хоронили, из следственных органов на имя покойного пришло «успокаивающее» уведомление о том, что дело о его избиении прекращено за отсутствием состава преступления. Читай между строк укоризненное послание: ну подрались, с кем не бывает, зачем же органы по пустякам беспокоить? Правда, речь в письме шла не о последнем, роковом нападении на Вадима, а о предыдущем, случившимся в октябре 2007-го. Тогда все происходило по тому же сценарию: тот же двор, двое, вполне профессиональное избиение. Только убивать тогда не стали. Наверное, хотели припугнуть, предупредить. Он и раньше получал звонки с угрозами, а на форуме сайта ассоциации время от времени появлялись обещания «закатать в асфальт» или «вывезти в лес и освежевать, как барана». За что же его так? У любого, кто хоть краешком в теме, нет сомнений: Ботнарюка стращали, а потом убили в прямой связи с его деятельностью на посту руководителя Российской фонографической ассоциации. Об этом говорят его коллеги, то же самое подтверждают и представители шоу-бизнеса, у которых мы попросили комментарии. Характерная деталь: собеседники очень просили не упоминать в статье их имен – опасаются последствий. «У нас сейчас такая конкуренция на ниве защиты интеллектуальной собственности, – горько сыронизировал известный продюсер, – что того и гляди пришибут».

Убийц, как уже сказано, пока не поймали, заказчик не назван, суда не было. Вроде бы и рассуждать на эту тему рано. Но есть цепь событий.

Кто крутит музыку, тот и платит

Прежде, чем пройти по ней к роковому январскому дню, объясним, что такое РФА и чем она, собственно, занимается. Говоря юридическим языком, эта организация, управляющая имущественными смежными правами на коллективной основе, осуществляет сбор, распределение и выплату вознаграждения исполнителям и производителям фонограмм. Другими словами, каждый, кто «крутит музыку», должен отчислить за это определенный процент. Желающих собирать и распределять средства несколько, но, определенно, на сегодняшний день самый авторитетный и известный участник этого рынка – РФА. Об этом говорит тот факт, что пакет договоров с правообладателями смежных прав (каталог) у ассоциации самый крупный – как уверяют эксперты, он составляет 80% фонограммного рынка страны. А открытое письмо правообладателей в адрес президента, правительства и генпрокурора в защиту ассоциации и ее полномочий подписали руководители 25 компаний, обладающих смежными правами – в том числе и все крупнейшие на российском музыкальном олимпе. Такое отношение РФА заработала, прежде всего, за счет прозрачности в своей деятельности. Гендиректор Эрик Вальдес Мартинес (насчет фамилии поясним: российский гражданин, родился и учился в Ленинграде, отец – кубинец) демонстрирует служебный сайт, доступ к которому имеет каждый из партнеров ассоциации:

– Вот, пожалуйста, все видно: сколько отчислений поступило и когда, как произведено распределение, сколько приходится на вашу долю. Открыта и смета наших расходов, и доходы. Доверие – это основа в таких сложных отношениях, где переплетено столько интересов…

Впрочем, как выясняется, все эти аргументы не слишком много стоят в глазах чиновников «Росохранкультуры», проводящих реформу в области защиты прав на интеллектуальную собственность. У них своя…нет, не логика, а интерес, мало доступный постороннему уму. Теперь уже можно сделать вывод, что Российскую фонографическую ассоциацию, по сути, выталкивают с рынка, обеспечивая преференции ее конкурентам. Предпочтение, судя по всему, отдается НП «Российское общество по смежным правам» (РОСП) и НП «Российское общество по управлению правами исполнителей» (РОУПИ). Обе структуры, размещенные, впрочем, в одном здании, возглавляет Ахмед Багаудинович Тагибов. Немаловажная деталь: в 2006–2007 годах Ботнарюком в правоохранительные органы было подано несколько заявлений, в которых он утверждал, что РОСП и РОУПИ занимались незаконной деятельностью. А убили Вадима накануне заседания арбитражного суда, где представители РФА судились с РОУПИ. Есть и заявление от Ботнарюка о попытке незаконного смещения его с должности и захвата организации по известной уже схеме. Как показало расследование, заявление имело все основания, тому были найдены доказательства. 

Кто этот мощный человек?

Выходец из Дагестана, ранее судимый, отбывал наказание в виде лишения свободы за вымогательство, а также за приобретение, хранение и перевозку наркотиков. Такая деталь: в 2000 году Тагибов был освобожден по амнистии, а на самом деле в обмен на российского солдата, удерживаемого в чеченском плену. Обмен организовал брат осужденного депутат Народного Собрания Дагестана Шамиль Тагибов. Впечатляющие документы этого уголовного дела какие-то доброжелатели вывесили в Интернете.

Читаем: «Я, замначальника УБОП по республике Дагестан подполковник милиции Кулиев А.А., принял 22 марта 2000 года от депутата Народного Собрания РД Тагибова Шамиля Багаудиновича военнослужащего Минобороны России, рядового в/ч 3642 Горбунова Юрия Анатольевича, 1980 г. р., проживающего по адресу: Московская область, Талдомский район…, освобожденного Тагибовым Ш.Б. из чеченского плена, куда Горбунов попал во время боевых действий в Новолаевском районе РД в сентябре 1999 года, для обмена на своего брата Тагибова Ахмеда Багаудиновича, находящегося под следствием в ГСУ ГУВД г. Москвы…»

Кто-то может сказать, что эти подробности к такому высокоинтеллектуальному промыслу, как защита смежных прав, не имеют ровным счетом никакого отношения. Но можно ли совсем их игнорировать в свете дальнейших событий? А они развивались следующим образом. В 2005 году в НП «РОУПИ» свергли директора В.М. Осипова. Для этого участникам переворота пришлось сфальсифицировать кое-какие документы. Пресненский районный суд г. Москвы, разобравшись в ситуации, восстановил было Осипова в должности, но через три дня ему снова указали на дверь. Новым генеральным директором назначили Александра Репалова. Но, как явствует в заявлении, поступившем в адрес Национального антикоррупционного комитета, за захватом стоял г-н Тагибов. Цель операции – «приватизировать» сферу коллективного управления смежными правами и непосредственное получение вознаграждения с пользователей через заключение генерального соглашения между НП «РОУПИ» и НП «РОСП», поскольку правообладатели смежных прав, имевшие дело с РФА, от заключения договоров с НП «РОСП» отказались. А сам с собой уж как-нибудь договоришься. Попутно со счетов РОУПИ исчезло почти 9 млн. рублей, предназначенных на выплату вознаграждения исполнителям…

Продираясь сквозь все эти формулировки, трудно переводимые на обычный язык, надо понимать главное: честная конкуренция за доверие правообладателей не входила в планы Тагибова. В первую очередь мешала РФА, можно сказать, лидер рынка. Обойти его сложно, а потому надо всеми правдами и неправдами вытолкнуть конкурента на обочину. Как ни странно, но в этом деле на стороне Тагибова сыграли влиятельные чиновничьи силы. Почему? Трудно сказать, с чего вдруг человек со столь, мягко говоря, неоднозначной репутацией вхож во влиятельные кабинеты министерства культуры и другие не менее почтенные учреждения. Есть догадки и соображения, но они требуют юридически доказательного подкрепления. Которые правоохранительные органы без особого труда отыщут, если, конечно, захотят вникнуть в это дело.

Аккредитация с секретом

С началом этого года вступает в силу IV часть Гражданского кодекса РФ, регулирующая вопросы использования и охраны интеллектуальной собственности (этот важнейший документ не зря называют Кодексом интеллектуальной собственности). В соответствии с его положением в нынешнем году должна пройти государственная аккредитация организаций по коллективному управлению правами авторов, исполнителей и производителей фонограмм. Уполномоченный орган, проводящий аккредитацию – «Росохранкультура». Казалось бы, критерии понятны: опыт работы организации и ее репутация на рынке, наличие реальных каталогов прав, прозрачность в финансовых вопросах. Но тут на первый план выходит название соискателя. Компаниям для подтверждения полномочий на рынке необходимо пройти перерегистрацию и превратиться в некоммерческие партнерства (НП).

Суть требования станет яснее, если напомнить: под новые требования попадает именно НП «Российское общество по смежным правам» (РОСП) Ахмеда Тагибова. А вот РФА лицом не вышла. Российская фонографическая ассоциация обращается к правительству с просьбой отменить новацию, чтобы была возможность участвовать в получении аккредитации. В ответ отказ. Кстати, сам Ахмед Тагибов не скрывал, что внесение поправок в документ пролоббировал именно он. Чиновники объясняют свою категоричность тем, что государство, сокращая сферы своего присутствия,  отдает регулирование на откуп саморегулируемым организациям (СРО). Но принцип действия СРО – обязательное членство. И потому требуется от действующих сейчас компаний, коллективно управляющих имущественными правами правообладателей, немедленной перерегистрации. А то, что автономная некоммерческая организация «РФА» имеет в управлении от 80 до 90% каталогов фонограмм российских и зарубежных исполнителей, в расчет не берется. Вот как комментировал в «Коммерсанте» ситуацию региональный директор Международной федерации звукозаписывающей индустрии по России и СНГ Игорь Пожитков: «РФА является самой презентативной управляющей компанией на рынке, в ее управлении подавляющее количество каталогов фонограмм, постоянно звучащих в российском эфире».

Тогда-то глава РФА Вадим Ботнарюк и предложил выход из ситуации. Правовая форма РФА основана на статье 10 Закона «О некоммерческих организациях». Согласно этой статье, компания может быть учреждена гражданами или юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов для предоставления услуг в области культуры, спорта и т.д. С вступлением в силу IV части ГК потребуется перезаключение всех договоров. А параллельно и перерегистрация пройдет, РФА поменяет свою правовую форму…

Увы, такого времени им не дали. Хотя поначалу казалось, что руководители ассоциации успеют с изменениями к началу аккредитации. Новые документы они ждали с регистрации в январе. За три дня до их получения на Вадима напали во дворе с железяками. Пока Ботнарюка хоронили, пока, оглушенные несчастьем, собирались и выбирали нового генерального директора, пока снова оформляли документы на регистрацию, время убегало. Судя по всему, к государственной аккредитации РФА не успевает. Что и требовалось?

Да, кстати, еще об одном несчастье, случившемся нынешней зимой. Умер Александр Репалов. Тот самый, которого с подачи Тагибова выдвинули в генеральные директоры НП «РОУПИ». Репалов фигурировал в рамках уголовного дела по факту попытки захвата РФА (и такой эпизод был, чего скрывать) и хищении около 12 млн. рублей. Когда Репалов понял, как его подставил патрон, он начал сотрудничать со следствием. Но… Говорят, больное сердце не выдержало. В СМИ написали с некоторым пафосом: «Еще один человек ушел из жизни в борьбе за аккредитацию для сбора вознаграждений исполнителям и владельцам фонограмм…Оба участника схватки – и Вадим Ботнарюк, и Александр Репалов – теперь мертвы».

Зато жив Ахмед Тагибов.

Цена вопроса

В том, что страсти так накалились, виноват не только горячий нрав отдельных его участников. Стремительно возрастает цена вопроса – точнее, база для отчислений от пользователей фонограммами. Согласно новым положениям, госаккредитация дает право на сбор вознаграждения за так называемые «чистые кассеты». Оно должно выплачиваться российскими импортерами аудио и видеотехники, мобильных телефонов, компьютеров, чистых кассет и дисков – всех товаров, с помощью которых воспроизводятся продукты творчества. Чувствуете размах? По опубликованным оценкам экспертов, рынок может составить $400 млн. в год.

Представители отрасли прямо говорят о том, что этот рынок уже оседлал все тот же г-н Тагибов. Во всяком случае,именно так можно расценить письмо главы Федеральной таможенной службы АндреяБельянинова «О таможенном контроле оборудования и материальных носителей, используемых для воспроизведения произведений», увидевшее свет еще прошлым летом. В нем глава ФТС фактически подтвердил право РОСП навзимания с импортеров специального 3–5-процентногосбора на возмещение авторских вознаграждений.

Правда, право это необходимо подтвердить в ходе предстоящей аккредитации. Но, похоже, к этому все идет. Все удачно сложилось для Ахмеда Тагибова.

Татьяна КАЛИНИНА

СЛОВО ЭКСПЕРТУ

Ирина ТУЛУБЬЕВА, адвокат, специалист по авторскому и смежным правам:

– Главная проблема в сфере обслуживания авторских и смежных прав в том, что в последнее время размножились мошеннические конторы, которые на самом деле не отчисляют положенный процент правообладателям, а кладут деньги себе в карман. На этой почве разгораются войны, иногда переходящие в прямую перестрелку. Механизм тут таков. Некая не вполне добросовестная организация правдами или неправдами заключает договор с двумя-тремя-десятью правообладателями – композиторами, поэтами, исполнителями. А потом, прикрываясь этими договорами, заявляет, что представляет интересы всех авторов и артистов. Собирает с концертных и прочих организаций отчисления как бы в пользу правообладателей. Но что происходит с этими деньгами дальше, покрыто полным мраком. Именно так действовали получившие скандальную известность РОМС, ФАИР и другие, с позволения сказать, фирмы.

К числу подобных «радетелей» могу отнести и Российское общество по управлению правами исполнителей (РОУПИ). До 2005 года эта организация действовала в правовом поле – собирала отчисления, отчитывалась перед правообладателями и перечисляла им вознаграждение. Но летом 2005-го неожиданно поменялся весь менеджмент фирмы. С того времени все, что связано с ее деятельностью, покрыто мраком. Тогда же началась война между этим обществом и Российской фонографической ассоциацией, которой руководил Вадим Ботнарюк.

РФА реально представляет большой сегмент правообладателей. Она охватывает до 80 процентов всех фонографистов страны, собирая с них отчисления и, главное, выплачивая вознаграждение авторам и исполнителям. Не скажу, что обходится совсем без проблем, но все возникающие споры решаются законным путем. Наоборот, те правообладатели – члены РОУПИ, которых знаю, – с 2005 года не получили от этой организации ни копейки. А это, замечу, самые успешные артисты: Валерия, Эдита Пьеха, Олег Митяев, Армен Григорян и другие. Говорю ответственно, поскольку все они – клиенты юридической компании, где я работаю. Не может быть, чтобы такие люди за три года не заработали ничего. Осознав, что с ними поступают недобросовестно, они расторгли свои договоры с РОУПИ «в связи с систематическим многолетним неисполнением обязательств».

Я считаю, что уголовное дело об убийстве Ботнарюка должно быть объединено с делом о насильственном захвате компании РОУПИ летом 2005 года, в результате чего эта компания, по моему убеждению, превратилась в мошенническую, а ее новое руководство повело атаку на РФА. Очень надеюсь на то, что следствие проявит объективность. Надо положить конец беспределу, и сделать это должно государство в лице правоохранительных органов.

Как избежать подобных криминальных войн на рынке управления правами в дальнейшем? Возможно, прав один из моих клиентов, композитор, вице-президент Российского авторского общества Юрий Антонов. Он считает, что давно пора создать государственный орган, подобный РАО, который управлял бы исполнительскими и другими смежными правами. Тогда деньги собирал бы и распределял самый авторитетный агент – государство, и вероятность мошенничества сократилась бы до возможного предела.

Accelerated with Web Optimizer