ЕЩЁ НОВОСТИ
http://flora1.ru/pro-tsvety/dostavka-cvetov-omsk/ доставка цветов курьером в омске.

Землю поставили на кон

Как директор знаменитого подмосковного совхоза Павел Грудинин сумел отбиться от рейдеров

Мало кто знает, что взлет цен на недвижимость вынес приговор сотням предприятий АПК и оставил без дела тысячи селян. Вовсе не потому, что они плохо работали. Все гораздо прозаичнее и страшнее: люди с большими деньгами положили глаз на их землю – заказали ее, как угонщикам крутую иномарку… 


За последние годы участки в пригородных зонах подорожали в десятки раз, вложения в землю стали приносить баснословные прибыли. Такая картина наблюдается вокруг большинства российских мегаполисов, не говоря уж о столицах. Деревни и села в ближнем Подмосковье подверглись беспрецедентной атаке рейдеров, которые не останавливались ни перед чем, чтобы уничтожить предприятие и перепродать землю под застройку элитными коттеджами. 
Масштабы этого беспредела, надо надеяться, со временем будут подробно описаны в протоколах судебных заседаний. А пока на страницах «ЭБ» историю своей борьбы с рейдерами рассказывает Павел ГРУДИНИН – депутат областной Думы и директор совхоза имени Ленина, знаменитого своими садами и ягодниками.

Уроки местной географии


– Павел Николаевич, ваши земли начинаются сразу за МКАДом, не случайно совхоз одним из первых оказался в прицеле рейдеров. Интересно, какой они повод нашли?
– Да чего там искать! У нас любое предприятие может стать их жертвой. Потому что все сельское хозяйство в 90-е годы реформировали не по законам, а по постановлениям правительства и указам президента. Федеральные и региональные правовые акты были сырыми, в них полно противоречий и зацепок, которые легко использовать для судебных исков.

– Что вы имеете в виду?
– Ну вот, например, указы Ельцина о реорганизации колхозов-совхозов, порядок акционирования, распределение долей, межевание и выделение земли в натуре… Да на каждом этапе были грубые нарушения с юридической точки зрения! В результате сегодня подкованный юрист, получив соответствующий заказ, может оспорить законность приватизации любого сельхозпредприятия. И дальше либо организовать рейдерский захват, либо изнутри взорвать ситуацию, поднять людей на бучу.

– На борьбу с кем?
– На борьбу против руководства. Чтобы с подачи обиженных и недовольных инициировать передел, а потом захватить землю и имущество. Я вам сейчас скажу страшную вещь: практически все предприятия в пригородной зоне подвергались рейдерским атакам в 2002–2006 годах. И очень многие эту битву проиграли, уступив захватчикам либо часть, либо все. Потому что пришли ребята в галстуках, хорошо знающие законы, с большими деньгами и с поддержкой правоохранительных структур. Там тоже находились люди, которые не столько закон охраняли, сколько помогали им внедриться и развалить предприятие изнутри.

– Ну, если в правовых документах столько зацепок, то рейдеры могли и без оборотней в погонах обойтись. 
– Могли. Но с погонами легче запугать или, на их сленге, закошмарить. Например, знакомый директор совхоза из соседнего района вдруг узнает, что против него возбуждается уголовное дело. По факту якобы незаконного присвоения земельных долей. Хотя он их на самом деле не присваивал. Просто захватчики нашли слабое звено в лице одного акционера, предложили за известную мзду написать заявление в милицию, а тому, в чьи руки оно попало, дали 50 тыс. долларов. Следователь возбудил уголовное дело. И крутил его до тех пор, пока директор не сдал хозяйство этим рейдерам. 

– А по какой же статье предъявлялось обвинение?
– Я не помню уже. Да что угодно можно накопать, если постараться – скажем, превышение должностных полномочий или служебный подлог. У нас был бы человек, а статья всегда найдется.

Против лома есть… лом

– И все-таки, откуда статье взяться, если человек не собирался преступать закон?
– Да вы поймите: у нас люди в правовом отношении малограмотные. Вот, скажем, чтобы внести земельную долю в уставной капитал, надо было каждому пайщику написать заявление, с каждым заключить договор. Некоторые просто брали заявление, а договор не подписывали. Или в договоре не указывалась цена земли. А откуда ей было взяться, если кадастровая оценка не проводилась со времен царя гороха?
Дальше идет психологическая обработка. Их люди ходят по домам и делают круглые глаза: «Как же так, вам денег не дали совсем, а должны были. А мы вот вам по сто тысяч дадим! Причем десять тысяч сразу, как только напишете заявление о выходе из совхоза. А остальное – когда на нас акции оформите…» Кто-то поверил, взял деньги – и начинается судебная тяжба, цель которой парализовать предприятие, отобрать землю. 

– Не могу поверить, что против этого «лома» нет приема.
– Почему же нет? Есть другой лом. Самый верный способ – натравить на рейдеров других рейдеров. Провести, так сказать, контратаку. Нанять юристов, которые найдут свои ходы и возбудят уголовное дело против захватчиков. Вот сейчас сидит на нарах известный господин Бойко, который скупал земли в Рузском районе. По всей видимости, появился другой, более сильный «товарищ». Нашел акционера, который написал соответствующее заявление. И Бойко уже год под следствием, полирует нары.

– Ну что ж, в таком случае закон торжествует… 
– К сожалению, больше других случаев. Все хозяйства попали под атаку, и очень многие понесли потери. Вот, например, совхоз «Московский» оставил себе теплицы, остальную землю отдал. Это еще банк себя порядочно повел, выплатил совхозу компенсацию. Там ферма была, вокруг поля. А теперь земля выведена из сельхозоборота. 
Или колхоз имени Ильича, Горки Ленинские. Это уже классический пример рейдерского захвата! Пришли к пайщикам, предложили для начала 20 тысяч за доверенность по управлению паем. Потом переизбрали правление. Потом начинается замена председателей, чтобы запутать следы. Полгода поработал – пришел другой, за ним третий. И тут вдруг выясняется: пахотный клин сократился, земля уплыла в неведомый ООО, часть уже предложена к продаже… И так во всей 20-километровой зоне В лучшем случае хозяйства переводят фермы на другие земли, подальше.

– А что, интересно, теперь с совхозом, который вы вспомнили в начале разговора?
– Да нет там ничего интересного. Директора пока оставили управляющим. А часть земель отошла рейдерам. Они их перевели в другую категорию, позволяющую готовить участки под застройку.

– Но изменить категорию земель – это ведь дело ужасно хлопотное и долгое! 
– Кто это сказал? Вы знаете, сколько земель выведено из сельхозоборота? Тысячи гектаров! Достаточно денег заплатить – и переведут все, что захотите. 
Или могут, наоборот, так голову заморочить с переводом, что мало не покажется. Вот мы сидим в конторе, вокруг поселок, поликлиника, детсады. А по бумагам все это числится как земли сельхозназначения. Я прихожу в земельный комитет и спрашиваю: «Вы что такое написали, у нас же тут 40 лет дома стоят!?» Отвечают, извини, мол, ошиблись, когда оформляли межевание по новому закону о местном самоуправлении. И вот началась волокита! Пришел в правительство, привез все документы и данные аэрофотосъемки. А мне говорят, что этого мало, нужен кадастровый план. Но как я оценю плодородие почвы, если там дома стоят? Их что, сносить, асфальт взрывать? То есть дурь абсолютная. И, тем не менее, уже третий год бьюсь и не могу перевести земли обратно в категорию «поселение». 

История несостоявшегося захвата


– Павел Николаевич, а как все-таки вам удалось отбиться? Статус депутата помог?
– Наверное. Хотя куда больше помог губернатор Борис Всеволодович Громов. 
Вообще на нас рейдеры делали три захода, под разным соусом. Самый тяжелый бой был в 2003 году. Совхоз пытались обанкротить, хотя у нас было 30 миллионов на счетах. 

– Позвольте, какие тогда могли быть претензии? 
– А вот послушайте. Является ко мне в контору самоуверенный тип и с порога заявляет, что он – внешний управляющий. Предъявляет соответствующее решение областного арбитражного суда. Мы в суд: как же так, ввели внешнее управление, а нас даже в суд не вызвали? Тем более долг в 200 тыс., на основании которого вынесено решение, совхоз еще месяц назад погасил. Нам отвечают, что, мол, ничего не знают – нас же не было в суде. Тогда, спрашиваем, почему хотя бы не прислали судебного пристава, чтобы убедился, что долг погашен. В ответ пожимают плечами – ничего не знаем, решение принято. Дальше второе действие цирка. Мы пишем апелляцию, а она теряется, рассмотрение откладывается…
И все это время тут ходит внешний управляющий, требует документы, являющиеся коммерческой тайной. И пишет ходатайства в суд об отстранении действующего директора. 

– Но вы, конечно, документы не отдаете.
– Если отказать, то это еще один повод для иска. Поэтому бумаги отдавал, но тоже хитро. У меня второе образование юридическое. И я все формально делал по букве закона: он мне шлет телеграмму, а я ему в ответ другую – мол, так и так, вы должны прибыть за документами в контору. Он приходит, я сажаю рядом милиционера, даю копии документов и говорю: «Подпишитесь, что это коммерческая тайна, и вы ее передать никому не имеете права».
Так и тянулась волынка. А потом губернатор спросил у председателя арбитражного суда: «Вы знаете, что пытаются обанкротить совхоз Ленина – одно из лучших предприятий области?» Вот после этого нашу апелляцию рассмотрели и , естественно, сразу признали, что мы никакие не банкроты. 

– И тут вы вздохнули спокойно…
– Как бы не так! Тот тип успел собрать часть документов и передал рейдерам, а они потом написали на нас в налоговую полицию кляузу. Но тут им не повезло. Сотрудники налоговой полиции оказались людьми порядочными, пришли и все нам рассказали. А потом человека, который организовывал на нас рейдерские наезды, посадили за решетку. Это известный всем Зуев, хозяин компании «Три кита». Внешний управляющий имел полномочия принимать решения, кто будет кредитором, и написал бумагу – мол, совхоз должен этой компании 12 миллионов. От балды написал, чтобы только подвести под банкротство.

– Сейчас в закон о банкротстве внесены поправки, вроде бы специально антирейдеровские… 
– Но в правовом поле еще осталось много прорех, которые можно использовать для захватов.

– Получается, чтобы спать спокойно, надо обзаводиться юристами, а еще лучше – нанимать для защиты земли и бизнеса охранные предприятия. 
– Последнее тоже опасно. Ты им все расскажешь, а они тебя рейдерам же продадут. Так случилось с моим товарищем, директором мясокомбината. Он нанял охранную фирму, а она его через два месяца сдала рейдерам с потрохами. И директора не пустили на территорию, а потом еще возбудили уголовное дело, чтобы не выступал.

– Остается надеяться, что народ теперь битый – на мякине не проведешь.
– Народ у нас простой: идет туда, где денег больше обещают. Умные люди всегда говорили: как только рейдеры свои дела обстряпают, сразу производство прикроют. Им не верили. И вот теперь ко мне как к депутату приходят обиженные доярки, механизаторы, жалуются на закрытые фермы и непаханые поля. Земля идет под коттеджи, а им в лучшем случае предлагают место в будке охранника. 

– А почему в вашем совхозе никто не купился на обещания внешнего управляющего и его людей?
– У нас никто не купился по одной простой причине: мы сразу людям предложили денег столько же, сколько предлагали рейдеры. И еще есть такое понятие, как социальная ответственность бизнеса. У нас народ на руководство не обижается. Пенсионерам ежеквартально выдаем материальную помощь, помогаем школе и детскому саду. Нас не в чем упрекнуть. И когда пришлые начали воду мутить, мы всем желающим продать акции сразу предложили заплатить столько же. Кроме того, мы еще предложили работникам квартиры по льготной цене. Вот так в итоге и консолидировали пакет акций. 

– А те люди, чьими руками пытались захватить совхоз, какое-нибудь наказание понесли? Ведь в УК есть статьи, под которые подпадают подобные действия.
– Статьи есть, но они не работают. Пока кто-то сверху не даст команду или денег не занесут. Вот господин Комиссовский, который у нас здесь обретался в сфере «захвата», потом пытался то же самое проделать с Глебовской птицефабрикой. В конце концов, он оказался в КПЗ, но я сомневаюсь, что дело до суда дойдет. Скорее всего, посидит и выйдет. Слишком у рейдеров бизнес прибыльный – двести, пятьсот, даже тысячи процентов.

– Вы не преувеличиваете?
– Ну, давайте считать. Вот, скажем, на кон поставлена тысяча гектаров возле МКАД, где сотка стоит 20 тыс. долларов. Перемножьте – и получите 2 млрд. долларов. Это же просто сумасшедшие деньги! 
 
– Говорят, надо написать специальный антирейдерский закон. Тогда легче будет пересажать захватчиков и их пособников.
– Я в это не верю. Главная проблема в том, что мы не уважаем собственность. Мы же все время ее делили – в царской России, при коммунистах, при демократах. Сейчас вроде сказали, что все, ввели срок исковой давности, но теперь с помощью налоговых претензий продолжают отрывать куски собственности. Нет понятия, что собственность – это священное. И пока это так, передел будет продолжаться.

– И все-таки у всякой задачи бывает решение…
– Знаете, я тут с вами соглашусь. Есть способ рейдеров отвадить. Ведь смотрите, что сейчас получается. Реализуются два очень хороших нацпроекта – «Развитие АПК» и «Доступное и комфортное жилье» – но для их реализации в обоих случаях нужна земля. И рейдеры этим аргументом пользуются, когда готовят обоснование для вывода сельхозугодий из оборота. Как правило, это чистой воды спекуляция на нацпроекте, у них нет ни планов развития, ни технических обоснований. Под предлогом реализации нацпроекта земля просто захватывается – в прок, как способ умножения капитала. А если земля просто выведена из оборота, то ее цена сразу взлетает в десятки и сотни раз… 
И вот я предлагаю простой способ покончить с этим беспределом: установить квоты на перевод пашни в участки под застройку в каждом регионе. Поскольку сельскохозяйственные земли – это национальное достояние, и использоваться должны по назначению. Хотите строить жилье, подготовили обоснование – вот вам квота, будьте любезны в нее уложиться. А если сверх того, то только по президентскому указу. Но там такой счет выставят, что ни один рейдер не потянет.

Береженого Бог бережет


– Павел Николаевич, что вы посоветуете коллегам, чтобы смогли защитить свою землю и имущество?
– В бою хорошо, когда прикрывают спину. Ведь что такое бизнес в России? Это на 40% PR, на 40% GR, то есть поддержка власти, и на 20% собственные способности. Если работаешь в контакте с губернатором, местным главой, если твое предприятие социально ориентировано и его добрым словом поминают в СМИ, то шансы отбиться от захватчиков резко возрастают.
Идем дальше. В конфликтных ситуациях очень важен статус. Не секрет, что многие рвутся в депутаты, чтобы защитить свой бизнес. 
Еще один плюс, если менеджмент консолидировал акции и сумел правильно выстроить отношения с подчиненными. 

– Это чтобы никто не держал камень за пазухой?
– Ну да. Хотя, повторяю, человек бывает слаб, если соблазн велик. Вот я плачу работнику тысячу долларов, а приходит рейдер и говорит: вот тебе 20 тыс., сдай всю информацию. Сколько найдется тех, кто откажется?.. 
Поэтому должна быть защита информации. Определенное количество людей должно владеть определенным количеством информации, но все кроме меня не должен знать никто. И, кроме того, надо быть готовым в критический момент заплатить акционерам не меньше, чем им другие предложат.
– То есть вы советуете перебить рейдера рублем? Но ведь это нереально, если речь идет о сотнях миллионов.
– А не надо дожидаться, когда начнется торг, и ставки взлетят, как на аукционе. Никто же не мешает заранее пересмотреть структуру акционерного капитала. Если есть ненадежный человек, то надо дать ему денег, выкупить акции. Береженого Бог бережет.
Я бы вообще посоветовал разделить бизнес на части, чтобы каждая имела свою систему защиты. Много кусков проглотить труднее. Само собой, лучше все делать в белую, чтобы не давать повода использовать против тебя налоговую инспекцию. 
А еще руководителю важно всегда быть в курсе. Если следишь за ситуацией, замечаешь, что нового появляется в законах, какие ходы рейдеры придумывают, то всегда сможешь подготовиться и выработать контрприемы. Без этого никак. 
Наконец, последнее: нельзя опускать руки и давать слабину, как бы рейдеры ни наседали.

– Я искренне рад, что вы не теряете бодрости духа, несмотря на передряги.
– А что нам остается? Знаете, как в анекдоте. Пришли налоговые инспектора – раз обобрали, крестьяне молчат, второй – опять ноль эмоций, а после третьего раза смеются. Потому что брать уже больше нечего.

– Спасибо, Павел Николаевич. Эта беседа будет опубликована в журнале «Экономическая безопасность» – издании, которое защищает честный бизнес.
– А что, разве у нас есть честный бизнес?

– Может, кристально честного действительно нет, но именно к такому бизнесу надо стремиться. 
– Что ж, я с этим согласен.

Беседу вел Василий ЩУРОВ


СОВЕТЫ ОТ ПАВЛА ГРУДИНИНА

  • Надо консолидировать акции и выстроить отношения с подчиненными, чтобы никто не держал камень за пазухой.
  • Лучше разделить бизнес на части: много кусков труднее проглотить.
  • Если работаешь в контакте с властью и СМИ, то шансы отбиться резко возрастают.
  • Не ждите, когда начнется торг, и цена земли взлетит, как на аукционе.
  • Все расчеты делайте в белую, чтобы не дать повода использовать налоговую инспекцию.
  • Надо быть готовым заплатить акционерам не меньше, чем предложат захватчики.
  • Менеджмент должен владеть частью информации, но все не должен знать никто, кроме руководителя.
  • Если следишь за ходами рейдеров, то можешь заранее подготовиться и выработать контрприемы. 
  • Нельзя опускать руки и давать слабину, как бы рейдеры ни наседали.




Accelerated with Web Optimizer