ЕЩЁ НОВОСТИ
вывоз мусора в мытищах

Ускользающая зарплата

Более четверти российской экономики накрыла огромная тень

 

Виталий ГОЛОВАЧЕВ, обозреватель «ЭБ»

Вечная игра в казаки-разбойники налогоплательщиков с налоговыми органами в 2009 году обрела новые очертания. Теперь и те и другие должны гоняться за работодателем. Огромные суммы (речь идет о триллионах рублей!) ускользают и от фискальных органов, пытающихся хотя бы отчасти наполнить стремительно худеющую казну, и от самих работников, которые теперь месяцами ждут зарплату. Без этих денег и государству, и гражданину – хоть зубы на полку.

 

Про особенности национальной зарплаты знает каждый – от юного стажера, только вчера устроившегося на первое место работы, до умудренного, пережившего с десяток всевозможных реформ производственного волка. Есть официальная, «белая», получка, а есть скрытая, выдаваемая в конверте по-тихому. Так оно сложилось со времени вступления российской экономики на рыночный путь, так оно и дальше бы крутилось. Как там в фильме «Берегись автомобиля»: «Ты убегаешь – я догоняю…» Но еще быстрее растут долги работодателей, не выдающих деньги тем, кто их заработал. Ни на карточки, ни в конвертах – никак.

 

Более 10 триллионов рублей крутятся в тени

– По нынешним временам заработок у меня хоть и снизился вдвое, но (тьфу, тьфу, чтобы не сглазить!) пока приличный: 40 тыс. рублей, из которых 10 тыс. фирма перечисляет официально на пластиковую карту, а 30 тыс. получаю в конверте, – рассказывает по большому секрету мой давний знакомец Сергей К., квалифицированный менеджер строительно-монтажной компании. Кризис виноват в том, что так стремительно возвращаются вроде бы уже побежденные конверты? Не без этого. Но списывать все на глобальные потрясения не стоит. На самом деле зарплата «по-черному» никуда с наших просторов не уходила. Об этом говорит и мой собеседник.

– Что скрывать – дела у фирмы идут плохо, и есть большая вероятность того, что очень скоро получка опять резко уменьшится. Или вообще отправят нас в вынужденный отпуск без денег. Но, между прочим, прошлой весной я получал 80 тыс. Официально – 25, да еще 55 тыс. черным налом. Только вот не надо меня стыдить по поводу этого нала. Конечно, хотелось бы жить и работать по правилам, спать спокойно и прочее. Но я официально заявляю: теневые каналы используются практически всеми строительными организациями. Иначе они просто не выживут…

Потому что, по словам Сергея, помимо налоговых выплат, фирмам надо тратить еще огромные средства на «откаты», на поддержание неформальных отношений с чиновниками, на защиту от наездов или рейдерских захватов… Нехорошо, некрасиво, можно сказать, преступно? Да, но такова реальность. Государство в течение многих лет демонстрирует удивительную отстраненность от этой насущнейшей проблемы и абсолютную беспомощность в создании цивилизованных рыночных условий. Более того, именно госчиновники создали систему, в которой, несмотря на все лозунги, громкие предвыборные инициативы и программы по «искоренению», не подмажешь – не поедешь. Предприниматели в России в основной массе беззащитны (кроме немногих, персонально опекаемых властными структурами). Потому отечественная экономика уходит в тень, а выплаты скрытой зарплаты в стране достигли огромных масштабов. Нынешний кризис лишь усиливает негативные тенденции, давно существующие на родимой почве.

Сергей с недоброй усмешкой рассказывал про откаты, без которых невозможно вести дела в современной России. Это повсеместная практика. Существуют твердые нормативы – сколько нужно откатить заказчику денег черным налом в зависимости от объема сделки, профиля предприятия… Чиновники из государственных структур, связанные с распределением заказов, берут, как правило, охотно и помногу, ничуть не стесняясь, без всякой опаски.

– В общей сложности компаниям приходится из каждого рубля выручки отдавать с учетом налогов, откатов и прочего от
60 до 80 копеек, – сокрушался мой собеседник. – Так что, если не уходить в тень, концы с концами свести невозможно.

Все настолько свыклись, придышались к этой затхлой атмосфере, что порой не представляют, как можно вести дела по-иному, цивилизованно. Зато те зарубежные инвесторы, кто еще готов рискнуть своими деньгами в стране с загадочными правилами игры, оказываются перед дилеммой: принимать наши схемы, кормить многочисленных посредников между властью и бизнесом или плюнуть на все соблазны и держаться подальше. В нынешних условиях можно не сомневаться: здравомыслящие инвесторы (а таких в бизнесе, увы, большинство) выберут второе.

Вот как звучит недавнее заявление генерального директора ИКЕА в России Пера Кауфмана: «Совет директоров группы компаний «ИКЕА» по России ставит под сомнение возможность продолжения инвестиционной программы ИКЕА в России в связи с непредсказуемым характером административных реформ в ряде регионов». В переводе с дипломатического слова представителя всемирно известного мебельного концерна звучат так: «Достали вы с вашими взяточниками!»

В разговоре со мной представитель крупного западного полиграфического концерна, давно и не без успеха работающего на российском рынке, в сердцах бросил: «Была бы сегодня возможность – продали бы весь бизнес в вашей стране. В таких условиях развивать его и работать на перспективу просто нет смысла». Претензии у него все те же: всесилье чиновников, огромное количество всевозможных согласований, непредсказуемость в законодательной сфере.

По мнению авторитетных специалистов, наша экономика давно перешла критическую черту. «Страна становится неконкурентоспособной, когда в рубле сумма налогов и иных отчислений достигает 60 копеек», – убежден председатель общероссийского общественного движения «Развитие предпринимательства» Иван Грачев. Мы по многим направлениям уже неконкурентоспособны. Снижение мировых цен на нефть ярко выявило это. И в дальнейшем Россия не сможет нормально развиваться, если непомерные легальные и нелегальные поборы будут выталкивать сотни тысяч фирм и компаний в «серую» зону. Даже по официальным оценкам теневой сектор составляет не менее четверти всей российской экономики (по другим оценкам – до трети). Валовой внутренний продукт превысил в прошлом году 41 трлн. рублей. Следовательно, в тени крутятся в общей сложности более 10 трлн. Колоссальные деньги! Сколько же в этом потоке составляет скрытая оплата труда? Оказывается, специалисты Федеральной службы государственной статистики знают ответ на этот трудный вопрос.

 

Прогнозы замминистра с треском провалились

Скрытая оплата – не только пресловутые конверты, выдаваемые работникам параллельно с «белой» зарплатой. В тени осуществляются также расчеты с неоформленными официально продавцами на рынках, в тени передаются деньги за ремонтные и строительные работы, выполняемые частными мастерами в городских квартирах и на дачных участках. В тени функционируют многие предприятия малого бизнеса. И никто, понятно, не торопится сообщать налоговикам о своих неофициальных заработках. Однако общую сумму их определить можно.

Специалисты используют проверенную схему. Сначала подсчитывают все расходы российских домашних хозяйств – на питание, одежду, жилье, отдых, налоги и т. д. Затем приплюсовывают прирост вкладов, ценных бумаг, то есть финансовых активов населения. После этого из полученной суммы вычитают легальные доходы граждан.

Проще говоря, как бы сравнивают: сколько российские семьи получили легально денег из разных источников, сколько положили на сберкнижку (или сняли) и сколько израсходовали. Оказывается, расходы превышают официальные доходы. Откуда же берутся дополнительные деньги на расходы? А это как раз и есть скрытая зарплата. Специалисты ведут расчеты, разумеется, не по отдельным семьям, а в целом по экономике, по всему населению. И получают совокупный объем личных теневых доходов.

К сожалению, таких данных за 2008 год пока нет, их предполагают опубликовать через несколько месяцев. Однако если у вас имеется полная база материалов Росстата, включая и ежемесячные оперативные исследования, а также если известна методика расчетов, то искомую цифру можно получить самостоятельно, не дожидаясь выхода официального сборника. У меня, например, получилось, что скрытые личные доходы россиян составили в прошлом году 5,05 трлн. рублей. Но интересна и долговременная тенденция. Она выглядит следующим образом (см. таблицу 1).

 

Таблица 1. Масштабы скрытой оплаты труда в России*

(по данным Росстата, рублей)

1998270 млрд.

1999525 млрд.

2000810 млрд.

2001993,5 млрд.

20021,249 трлн.

20031,496 трлн.

20041,995 трлн.

20052,551 трлн.

20063,207 трлн.

20073,925 трлн.

20085,05 трлн.

*Расчеты произведены в редакции

 

Как видим, в абсолютных цифрах тень увеличивается стремительно. В среднем каждый четвертый рубль (а некоторые специалисты считают, что каждый третий), получаемый россиянами, идет в обход зарплатных ведомостей и остается невидимым для налоговых органов. Заместитель министра финансов Сергей Шаталов в свое время уверял всех, что снижение единого социального налога (ЕСН) позволит уменьшить долю скрытой зарплаты. Однако его надежды не оправдались, прогнозы с треском провалились. Уже не сотни миллиардов, а триллионы рублей обращаются в невидимой, неофициальной экономике.

 

В тень уходят не только миллионеры, но и трудяги

В федеральном правительстве, Министерстве финансов, конечно, об этом знают. Но изменить ситуацию не в силах. Потому что локальные меры, как и угрозы всех разоблачить и вывести на чистую воду, уже не срабатывают. Все это было, все звучало – и что из этого вышло? Нужны кардинальные перемены. Вместо нынешнего коррупционного, монополистического, протекционистского хозяйственного комплекса должна быть создана экономика цивилизованная, конкурентная, соответствующая принципам демократического общества, защищающая права собственности, поддерживающая бизнес, гарантирующая справедливую и независимую судебную систему. Увы, такая комплексная масштабная задача даже не обсуждается высокопоставленными чиновниками.

Теперь попробуем ответить на вопрос, сколько россиян получают скрытую зарплату. Точных цифр не существует, но есть оценки специалистов. Можно было бы сослаться на результаты социологических исследований по данной теме. Вот, в частности, результаты свежего опроса Фонда «Общественное мнение» (ФОМ), проводившегося в конце февраля – начале марта нынешнего года. Работающим гражданам интервьюеры задавали прямой вопрос: «Скажите, пожалуйста, вы получаете зарплату официально, по ведомости, или часть ее вам передают неофициально, в конверте? Или же все заработанное получаете неофициально?». Ответы выглядят обнадеживающе: подавляющее большинство опрошенных уверяет, что получают зарплату официально (см. таблицу 2).

 

Таблица 2. Как я получаю зарплату (% опрошенных)

Всю зарплату получаю официально      82%

Часть зарплаты получаю в конверте      10%

Все, что зарабатываю, получаю неофициально       6%

Затрудняюсь ответить2%

 

Как отнестись к полученным результатам опроса? Думаю, с изрядной долей недоверия. Это не та сфера, где стоит рассчитывать на откровенность. И тем не менее… В феврале 2009-го численность занятых в России составила 69,2 млн. человек. Следовательно, судя по опросу ФОМ, 12,5 млн. россиян (18%) получали скрытую зарплату. Хотя самые осторожные эксперты счита-ют, что в теневом секторе получают деньги 14–15 млн. россиян. Это как минимум. Вполне достаточное свидетельство о неблагополучии в нашей экономике.

Кстати, средние теневые заработки в большинстве случаев не такие уж и большие. По расчетам, 30–35 тыс. рублей в месяц. Разумеется, у кого-то нелегальные доходы могут быть и $10 тыс. в месяц, и выше, но это не массовое явление. Чаще речь идет о нескольких десятках тысяч рублей. Иными словами, в тень уходят не только миллионеры, но и все больше обычных трудяг, которым в легальном бизнесе или места не нашлось, или зарплата грошовая. Для таких людей каждая тысяча рублей, сэкономленная на налогах, – большие деньги.

 

Вурдалачья экономика – это когда обходятся без света

Итак, в стране наряду с официальной существует огромная параллельная экономика. Росстат изучает ее с разных ракурсов. Одно из направлений – мониторинг так называемого неформального сектора. Он имеет свои границы. Например, не охватывает тех, кто трудится на официально зарегистрированных предприятиях и получает наряду с «белой» также скрытую зарплату.

Этот неформальный сектор нельзя считать полностью теневой или криминальной экономикой. Ибо здесь странным образом соседствуют и скрытый от налоговиков бизнес, и многие виды вполне открытого, легального предпринимательства. По международным стандартам все, что не поддается прямому статистическому наблюдению, относится к неформальной экономике. В России под эту классификацию подпадают, например, предприниматели без образования юридического лица. В налоговых органах данные об их деятельности, конечно же, есть, однако непосредственные, детальные статистические наблюдения за этими предпринимателями Росстат вести не имеет возможности.

Или, скажем, личные подсобные хозяйства. Не поддается подробному учету продажа гражданами на рынках овощей и фруктов, выращенных на своих огородах. В этой же ненаблюдаемой экономике – работающие по найму в семьях няни, горничные, гувернантки, водители, сторожа. И уже упоминавшиеся строители коттеджей, дач, нанятые хозяином без оформления договора. И те, кто в частном порядке ремонтирует машины, мотоциклы, бытовую технику…

Сколько всего «ненаблюдаемых»? Статистические службы определяют их численность по результатам ежеквартальных обследований населения. В ноябре прошлого года (более свежих данных нет) в стране было 13,6 млн. таких неформалов, что на 1,5 млн. больше, чем в ноябре 2007-го. И здесь такая же тревожная тенденция: «ненаблюдаемых» в России с каждым годом становится больше (см. таблицу 3).

 

Таблица 3.Как растет неформальный сектор российской экономики

Годы

Численность «ненаблюдаемых»

ноябрь 2003

10,6 млн. человек

ноябрь 2006

11,6 млн.

ноябрь 2007

12,1 млн.

ноябрь 2008

13,6 млн.

 

Если сравнивать город и деревню, то своеобразный рекорд по масштабам теневой сферы принадлежит селу. Здесь 3,2 млн. жителей являются трудягами-неформалами (это при том, что официально работающих на селе – 5,4 млн.). Невероятное соотношение: чуть ли не половина занятых выживают в тени. Нас такая вурдалачья экономика, сторонящаяся света, уже мало удивляет, зато изумляет зарубежных аналитиков. Правда, возникает вопрос: считает ли статистика неформалами, например, грибников, которые не несут подберезовики и белые на рынок, а съедают сами? Между прочим, огород, лес, рыбалка, охота дают прибавку к столу более чем 20 млн. россиян. Но оказывается, что выращивание продукции для собственного потребления не считается в нашей стране работой или доходным занятием. Поэтому в неформальный сектор эти 20 млн. статистиками не включаются.

По абсолютной численности теневиков сельчан опережает многопрофильная сфера услуг, куда входят оптовая и розничная торговля, ремонт машин, мотоциклов, бытовой техники и предметов личного пользования. Здесь занято 4,8 млн. «ненаблюдаемых». Что составляет почти половину (42%) официально работающих в этой сфере.

Достаточно много неформалов трудится и в таких отраслях, как строительство – 1,48 млн. (не считая мигрантов), обрабатывающие производства – 1,36 млн., транспорт и связь – 1,13 млн.

По оценкам, в параллельной экономике к концу года может оказаться до 17–19 млн. россиян. Предпосылки налицо. Продолжает увеличиваться армия безработных (сейчас их уже даже по официальным данным около 10 млн.). На пособие, как известно, не проживешь, одна надежда – подработать где-нибудь подальше от внимательных налоговиков. Кроме того, навалилась еще и другая напасть – задержки зарплаты. Если на основной работе денег не дают, надо искать другие варианты. Где искать? Разумеется, в тени.

 

Страна откатилась далеко назад

Массовые невыплаты заработанных денег Россия, как многие помнят, уже проходила. На 1 декабря 1998-го, через несколько месяцев после масштабного августовского финансового кризиса, 140 тыс. предприятий и организаций, по данным Росстата, были должны своим работникам астрономическую сумму – 85 млрд. рублей. Потребовались серьезные усилия, чтобы за семь лет снизить суммарный долг перед работниками в десять раз. В феврале 2006-го оставалось 7,2 млрд. Казалось, еще немного, и застарелая проблема будет решена. К маю прошлого года долг достиг минимума –
2,6 млрд. Однако это было последнее продвижение вперед. С июня 2008-го ситуация круто, на 180 градусов, изменилась – зарплатные долги стали расти, причем с нарастающим ускорением (см. таблицу 4).

 

Таблица 4. Просроченная задолженность по зарплате

(на начало месяца; по материалам Росстата)

Год, месяц

Сумма (млрд. рублей)

2006

 

февраль

7,2

июнь

5,7

декабрь

5,6

2007

 

февраль

4,8

июнь

4,5

декабрь

3,5

2008

 

февраль

3

май

2,6

июнь

2,8

июль

2,9

октябрь

3

ноябрь

4

декабрь

7,8

2009

 

январь

4,7

февраль

7

март

8,1

апрель

8,75

 

Как видим, менее чем за год невыплаты выросли в три с лишним раза – с 2,6 до 8,75 млрд. Страна откатилась по этому показателю далеко назад. Нет денег не только у частных предприятий, но, что очень тревожно, увеличивается объем неплатежей из федерального, региональных и местных бюджетов. Государственная казна на 1 апреля не доплатила 219 млн. рублей, региональные бюджеты – 152 млн., местные – 115 млн. Правительственные чиновники пытаются невнятно объяснять: мол, деньги просто не успевают дойти до адресатов, волноваться не надо… Странно это слушать – до недавнего времени финансовые потоки успевали дойти куда надо, а теперь вот почему-то не успевают.

Хотелось бы напомнить министерским и региональным начальникам, зарплата которых достигла сотен тысяч рублей в месяц, что для бюджетников, получающих в десятки раз меньше и живущих от получки до получки, невыдача денег является настоящей бедой. На что им покупать еду, лекарства, как платить за квартиру, где занимать деньги, как отдавать? По телевизору мы непрестанно слышим от высокопоставленных чиновников много хороших слов о социальных программах, о помощи гражданам. Но вот реальность: даже не столь большие деньги, заработанные врачами, учителями, работниками культуры, власти не могут им отдать своевременно. Похоже, наша финансовая система трещит по всем швам, хотя главные удары кризиса, как считают эксперты, еще впереди.

Много странного происходит сегодня в нашей экономике. Банки получают от государства огромные кредиты – ну как же, надо поддержать кровеносную систему общероссийского хозяйственного комплекса. А заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов Андрей Мельников заявил недавно журналистам, что банки в период с ноября 2008-го по январь 2009-го заработали на девальвации отечественной валюты фантастические суммы – от 800 до 900 млрд. рублей. Выходит, деньги есть, и немалые. Но тут же Центральный банк сообщает: на 1 марта 2009 года просроченная задолженность банков по кредитам, депозитам и прочим размещенным средствам составила 589 млрд. рублей (с начала прошлого года рост втрое). Чертовщина какая-то: деньги есть – и денег нет. В какой черной дыре они пропадают?

А промышленность тем временем загибается. Долги предприятий – опять же просроченные – перевалили за 1 трлн., увеличившись за год на 250 млрд. рублей. Такими темпами можем быстро домчать до промышленного ступора…

Худо и многим гражданам. Они все больше попадают в кабалу к банкам. Наш журнал писал об этом в апрельском номере. Но за прошедший месяц просроченные долги выросли еще на 11 млрд. рублей и достигли 174,5 млрд…

Может быть, надо кончать успокоительные телевизионные речи – пора браться наконец за серьезный, объективный анализ ситуации и вырабатывать эффективные меры поддержки основной массы населения, в очередной раз перешедшего на жесткую диету?

Accelerated with Web Optimizer