ЕЩЁ НОВОСТИ
Какой пробы Столовое серебро silver-lily.ru. . Акриловая угловая ванна www.vanna-doma.ru.

Доктор, который приходит сам

Осенью банковская система страны стояла на пороге краха. Правительству чудом удалось избежать массового банкротства крупных банков. О подробностях операции по их спасению в интервью «ЭБ» рассказывает первый заместитель генерального директора Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Валерий МИРОШНИКОВ.

ДОСЬЕ «ЭБ»
МИРОШНИКОВ Валерий Александрович – первый заместитель генерального директора ГК «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ).
Родился 28 июля 1969 года в Москве. В 1996 году с отличием окончил Всероссийский заочный финансово-экономический институт. Кандидат экономических наук. 
В 1993 году принят на работу в Банк России. В 1999 году назначен на должность заместителя генерального директора Государственной корпорации «Агентство по реструктуризации кредитных организаций» (АРКО), созданной для преодоления последствий кризиса в банковской системе. 
С февраля 2004 года – в Агентстве по страхованию вкладов. 
Женат, двое детей.


НАША СПРАВКА

Санация – это процедура финансового оздоровления банка. По закону Агентство по страхованию вкладов (АСВ) может проводить санацию кредитных организаций в том случае, если есть возможность избежать банкротства, сохранить для экономики страны или конкретного региона наиболее значимые банки. АСВ при этом либо находит для проблемного банка инвесторов, либо проводит финансовое оздоровление собственными силами и средствами.

Санация выгодна для всех клиентов банка. Вкладчикам она позволяет сохранить все их средства, а не только получить предусмотренное законом страховое возмещение в 700 тыс. рублей, как это происходит при отзыве лицензии. Если на весь проблемный банк целиком находится инвестор-покупатель, то выигрывают и юридические лица, которые смогут продолжать полноценно обслуживаться в том же банке.


– Валерий Александрович, почему именно агентству было поручено заниматься санацией или, как еще говорят, оздоровлением банков? 
– Потому что мы имели необходимый опыт работы с проблемными банками. Многие люди пришли в АСВ из АРКО – Агентства по реструктуризации кредитных организаций. Оно было создано после кризиса 1998 года и провело тогда нешуточную работу по оздоровлению ряда крупных социально значимых банков. Так что первый опыт мы получили еще в то время. В рамках АСВ мы продолжали шлифовать технологии работы с проблемными банками. Поэтому смогли довольно быстро приступить к той деятельности, которая нам была поручена в рамках антикризисного закона о дополнительных мерах по укреплению стабильности банковской системы. 27 октября прошлого года был принят закон, а уже на следующий день сотрудники АСВ находились в санкт-петербургском банке ВЕФК с целью его санации. 

– Сколько банков с начала кризиса попало под опеку АСВ?

– Всего у нас на рассмотрении было 20 банков. В пяти случаях после экспресс-анализа мы отказались проводить санацию, так как не нашли возможностей финансового оздоровления. 15 кредитных организаций находятся сейчас в процессе санации.

– А почему пяти банкам было отказано?

– Здесь мы обнаружили серьезную нехватку активов либо крайне низкое их качество. Этих активов не хватало даже для кредиторов первой очереди – вкладчиков.

– Все-таки что вы предполагали увидеть в проблемных банках и что в действительности увидели? Какие «скелеты в шкафу» обнаружились?

– Нынешний финансовый кризис обнажил одну характерную тенденцию: почти во всех проблемных банках привлеченные средства направлялись акционерами банка на реализацию собственных проектов, чаще всего строительных. Финансирование таких проектов осуществлялось выдачей кредитов «технологическим» компаниям, которые через посредников направляли заемные средства в принадлежащую владельцам банка организацию. Она аккумулировала средства и осуществляла реализацию строительного проекта. 

При этом реальные активы не числятся ни на балансе банка, ни в качестве обеспечения по выданным кредитам. В этом случае без добровольного участия банкиров вернуть выведенные активы в банк довольно сложно. Агентство полагается на добросовестность банкиров. В конце концов, от этого зависит судьба самой кредитной организации. Например, клиенты Тюменьэнергобанка пострадали из-за действий его руководства. Этот банк одним из первых попал к нам на санацию, но в итоге стал банкротом. Дело в том, что руководство банка не прислушалось к нашим предложениям добровольно вернуть выведенные активы. Несмотря ни на что, мы даже попытались подыскать Тюменьэнергобанку инвестора, но в такой банк вкладываться никто не захотел.

Еще одна распространенная тенденция, с которой нам пришлось столкнуться в ходе санационных процедур, – это когда активы выведены за баланс банка и оформлены, я бы сказал, «по понятиям». В этом случае даже добровольное желание руководителя кредитной организации вернуть их, чтобы спасти банк от банкротства, не помогает. Например, с подобной ситуацией мы столкнулись в банке «Московский капитал». Агентство привлекало инвесторов. Но они, изучив ситуацию в кредитной организации, в итоге отказались от сделки, не захотев рисковать.

– Вообще, насколько велика роль топ-менеджеров в проблемах, которые появляются у банка?
– От наемного менеджера практически ничего не зависит. Акционеры полностью контролируют оперативную деятельность банка. Крайне сомнительно выглядит ситуация, когда в банке заявляют, что менеджер совершил те или иные действия без ведома владельцев. Еще нанеся им же ущерб. С такими случаями в своей практике я не сталкивался.
– Как вы прокомментируете информацию о том, что в некоторых санируемых банках был отмечен резкий рост размера вознаграждений увольняемым топ-менеджерам? 

– Единственный известный мне пример из нашего списка – банк «Северная казна». Там инвестор действительно обнаружил, что менеджеры банка под сурдинку перезаключили трудовые договоры и выписали себе «золотые парашюты». В остальных случаях речь, скорее всего, идет о банальном росте зарплат, то есть об увеличении размера вознаграждений в 2008 году по сравнению с предыдущим периодом. Ведь явные признаки кризиса обнаружились только в сентябре, а до этого банковский сектор бурно развивался.

Хотя с подобными ситуациями мы сталкивались и раньше, в обанкротившихся кредитных организациях. Банк уже фактически «лежит», а в это время менеджеры переписывают трудовые договоры. В итоге после отзыва у него лицензии и начала процедуры банкротства агентство, как конкурсный управляющий, вынуждено согласно трудовому законодательству выплачивать руководству какие-то безумные выходные пособия на сотни тысяч долларов. Нельзя сказать, что эта проблема носит системный характер, но такие случаи, когда менеджеры ведут себя словно мародеры, встречаются. 

– И что сегодня грозит таким недобросовестным банкирам, которые своими действиями, можно сказать, погубили банк? Ведь Агентство по страхованию вкладов имеет богатый опыт привлечения недобросовестных банкиров к гражданской и уголовной ответственности за доведение кредитной организации до банкротства. 

– Сегодня нельзя всех банкиров огульно обвинять в том, что они все разворовали. Это не так. В период массовой паники даже нормальный банк может не выдержать. В таких критических ситуациях далеко не все зависит от руководителей. 

Но все же если в санируемых банках мы выявим факты выдачи менеджерами заведомо невозвратных кредитов, то, конечно, в каждом отдельном случае будем разбираться и, если понадобится, привлекать руководство к ответственности. Основываясь на предшествующем опыте работы с банками, которые находились в процедуре банкротства, могу сказать, что такое разбирательство может продолжаться от шести до восьми месяцев. По всем фактам причинения банку ущерба, если ответственные лица не компенсируют в добровольном порядке причиненный ими ущерб, обязательно будут подаваться соответствующие судебные иски. Где, по каким основаниям, на какие суммы – говорить пока преждевременно. 

– Существует несколько схем или вариантов санации проблемного банка. Откуда был позаимствован опыт, что взято за основу? 

– За основу работы по финансовому оздоровлению банков в период кризиса был взят зарубежный опыт. Многие страны занимаются санацией банков, в частности США, европейские страны. Кроме того, нынешний антикризисный закон в основных своих положениях по финансовому оздоровлению кредитных организаций соответствует закону о реструктуризации кредитных организаций, по которому в кризисный 1998 год действовало АРКО. 
– От чего зависит выбор того или иного инструмента санации? Какой из них, на ваш взгляд, выглядит предпочтительнее других?
– Для разрешения кризисной ситуации в проблемных банках мы рассматриваем три варианта: полное финансовое оздоровление с привлечением инвестора, передача части активов и обязательств здоровому банку (промежуточная стадия) и крайняя мера – отзыв лицензии. В зависимости от качества активов и финансового положения банка выбирается один из вариантов. 

Если у банка проблемы с ликвидностью и небольшие потери капитала, то, наверное, это первый вариант – когда его захочет приобрести инвестор. Если потери настолько серьезные, что средств с трудом хватает на кредиторов первой очереди, – тогда это, скорее всего, второй вариант. А если банк в принципе невозможно оздоровить, то он подлежит ликвидации. 

Идеальный, на мой взгляд, вариант санации – когда в банк приходит инвестор. Но это не всегда возможно. Сегодня многие удивляются, почему в банке «Электроника» применили вариант частичной санации – передачу активов и обязательств. Да потому что на него не нашлось инвестора. Если речь заходит о переводе активов и обязательств, то это означает, что банк испытывает настолько серьезные трудности, что у него недостаточно активов хорошего качества для того, чтобы инвестор захотел его приобрести и финансово оздоравливать целиком. 

Но при этом у этого банка достаточно хороших активов для того, чтобы удовлетворить кредиторов первой очереди, то есть вкладчиков. Поэтому мы передаем активы и обязательства другому банку, а оставшаяся часть бизнеса банка, как правило, подлежит ликвидации. И уже в ходе конкурсного производства осуществляется поиск активов, их взыскание, в том числе с лиц, которые эти активы увели. При этом никто ничьих интересов не нарушает. Если бы был обычный отзыв лицензии, то очевидно, что деньги получили бы сначала кредиторы первой очереди, потом второй, потом третьей. То есть в случае передачи части активов и обязательств ликвидируется та часть бизнеса, которую спасти невозможно, а «живая» его часть – филиальная сеть, сотрудники, которые обслуживали «хорошие» кредиты и вкладчиков, – продолжает функционировать. По сути, это спасение части бизнеса банка.

– Антикризисный закон прошел своеобразную обкатку. Какие изменения или дополнения вы бы в него внесли сегодня?
– На мой взгляд, неплохо было бы предусмотреть институт мирового соглашения. Некоторые банки находятся в очень тяжелом положении, когда активов действительно не хватает на погашение обязательств. При этом кредиторы согласны дисконтировать обязательства с тем, чтобы выровнять размер активов и обязательств. Но без института мирового соглашения реализовать эту схему практически невозможно. К слову, в кризис 1998 года, когда спасением банковской системы страны занималось АРКО, мы ее успешно применяли. Сегодня это вопрос дискуссионный. Но, на мой взгляд, чем загонять себя в какие-то узкие рамки, лучше иметь больше возможностей для маневра.

Еще один самостоятельный инструмент санации, который неплохо было бы предусмотреть в законодательстве, – выкуп проблемных активов санируемого банка. Эту схему мы применили при работе с нижегородским Промстройбанком. Проблемные активы этого банка очень сильно ухудшали его финансовое положение, отрицательно влияли на капитализацию банка. Для того чтобы ускорить процесс санации, сделать его более эффективным, агентство приняло эти активы на свой баланс. 

Однако в данном случае выкуп проблемных активов выступал в качестве вспомогательного инструмента. Основной инструмент – привлечение инвестора. Использование же выкупа активов в качестве самостоятельного инструмента требует соответствующей правовой базы, вплоть до принятия отдельного закона, поскольку он помогает выжить не только банкам, но и предприятиям. 

Кроме того, антикризисный закон о дополнительных мерах по укреплению стабильности банковской системы имеет ограниченный срок действия. Он принят на три года. Однако финансовое оздоровление банков можно и нужно проводить и в «мирное» время, особенно в той части, которая касается передачи активов и обязательств от проблемного банка здоровому. Ведь банки банкротятся не только в кризисные времена. А механизм передачи активов и обязательств удобен и для кредиторов, и для банка, и для агентства. Так что можно еще подумать, оставлять ли закон временным или делать его постоянным. Но в банковском законодательстве необходимо предусмотреть как минимум механизм передачи активов и обязательств.

– Эксперты прогнозируют вторую волну кризиса. Готово ли к ней агентство? 
– А будет ли вторая волна? Я сомневаюсь. Думаю, что постепенно будут отсеиваться «дохлые» банки, а надежные таковыми и останутся. Но даже если вдруг нас захлестнет вторая волна, то агентство к ней готово. Сегодня в агентстве созданы два подразделения, набран персонал, обкатаны механизмы. Отработаны технологии банкротства (ликвидации) банков. Как-то в конкурсном производстве у нас находилось одновременно больше 100 банков. Такой своеобразный рекорд. Поэтому могу с уверенностью сказать, что с очередной волной мы справимся. 
– Как будут подводиться итоги санации? Что станет ключевым показателем, по которому можно судить о результатах проделанной работы? Когда будут итоги санации?
– Попавшие к нам на санацию банки должны в итоге привести все свои финансовые показатели к действующим нормативам Банка России. Но практически все они уже на сегодняшний день прекрасно работают.

Беседу вела Наталья Лямина

НАША СПРАВКА
Как и какие банки санирует АСВ?
Банк24.ру – инвестор «Пробизнесбанк»
Башинвестбанк – инвестор Бинбанк
Банк ВЕФК – инвесторы: АСВ (50%), ФК «Открытие» (25%), Номос-банк (25%)
Газэнергобанк – инвестор Пробизнесбанк
Губернский банк «Тарханы» – инвестор АСВ (100%)
Банк «Губернский» – инвестор «Группа Синара» 
Московский залоговый банк – передача активов и обязательств в Банк Москвы
Банк «Московский Капитал» – передача активов и обязательств в Номос-банк
Нижегородпромстройбанк – инвестор Саровбизнесбанк
Банк «Нижний Новгород» – инвестор Промсвязьбанк
Банк «Потенциал» – инвестор банк «Солидарность»
Русский банк развития – инвестор ФК «Открытие»
Банк «Северная казна» – инвестор Альфа-Банк
Банк «Союз» – инвестор компания «Газфинанс»
Банк «Электроника» – передача активов и обязательств в Национальный резервный банк (НРБ)
Accelerated with Web Optimizer